Вклад вдовы Клико в производство шампанского огромен

Всё дело в волшебных пузырьках: Как война и Россия спасли вдову Клико

Барб-Николь Клико, урождённая Понсарден, овдовела в 27 лет. В конце XVIII века ей по статусу полагалось выйти замуж во второй раз или горевать до самой смерти, вышивая подушки и принимая гостей. Она не испытывала нужды — её отец был состоятельным господином, а от брака с Франсуа Клико осталась только одна дочь. Но вдова Клико любила виноделие и верила в то, что сможет исполнить мечту супруга и построить знаменитый винный дом. Этой уверенностью она смогла заразить собственных отца и свёкра, которые ссужали деньги её предприятию, бывших сотрудников и компаньонов мужа, а также императора Наполеона и царя Александра Первого. История её бизнеса — это череда неудач и борьбы с обстоятельствами, погодой, законами, санкциями и предрассудками. «Секрет» прочитал книгу Тилар Маццео и рассказывает, как появилось самое известного шампанское в мире.

Барб-Николь Клико, урождённая Понсарден, овдовела в 27 лет. В конце XVIII века ей по статусу полагалось выйти замуж во второй раз или горевать до самой смерти, вышивая подушки и принимая гостей. Она не испытывала нужды — её отец был состоятельным господином, а от брака с Франсуа Клико осталась только одна дочь. Но вдова Клико любила виноделие и верила в то, что сможет исполнить мечту супруга и построить знаменитый винный дом. Этой уверенностью она смогла заразить собственных отца и свёкра, которые ссужали деньги её предприятию, бывших сотрудников и компаньонов мужа, а также императора Наполеона и царя Александра Первого. История её бизнеса — это череда неудач и борьбы с обстоятельствами, погодой, законами, санкциями и предрассудками. «Секрет» прочитал книгу Тилар Маццео и рассказывает, как появилось самое известное шампанское в мире.

Как появилось шампанское

История шампанского, как и всякого романтизированного продукта, полна лжи и недомолвок. Например, Пьер Периньон, монах-бенедиктианец, вовсе не изобретал его. Легенда о том, что впервые игристое вино начали производить в 1660 году в аббатстве Овилле появилась в конце XIX века — её придумали маркетологи дома Moёt, чтобы лучше продавать вино под маркой «Дом Периньон». Легенда возникла не совсем на пустом месте, действительно в подвалах аббатства иной раз в холодные зимы созревало вино с пузырьками, но дом Периньон как раз это не одобрял и старался от игристости избавиться. А любили вино с пузырьками в то время не во Франции, а в Англии — там к 1660 году уже существовал небольшой рынок производства и продажи игристого вина.

Ещё один обман — настоящее шампанское, которое обожали цари и придворные, вовсе не сухое. Оно было примерно в 4-5 раз слаще самого сладкого современного вина. Кроме того, в основном оно было тёмно-розового цвета. Такими разоблачениями наполнена книга историка Тилар Маццео о вдове Клико, потому что сведений о самой вдове удалось собрать катастрофически мало. Отлично сохранились её хозяйственные и бухгалтерские книги, но ни личных дневников, ни любовных писем не нашлось, поэтому восстанавливать её судьбу пришлось по крупицам.

Начало предприятия

Барб-Николь родилась в Реймсе в 1777 году, через 7 лет после свадьбы короля Людовика XVI и Марии Антуанетты. Королева Франции, обожавшая веселье, обожала также и вино с пузырьками, креплёное и более пьянящее, чем обычное. В то время в Шампани, откуда родом была Барб-Николь, уже производили несколько тысяч бутылок игристого вина в год для королевского двора и знати. Производством вина в то время занимались маленькие домашние хозяйства, которые маркировали свои бочки клеймом, а бутылки — разноцветным сургучом, только для того, чтобы отличать их от тех, что делают соседи.

Отец Барб-Николь, состоятельный предприниматель, который занимался текстильной промышленностью, мечтал породниться со знатью, но революция заставила его объявить себя якобинцем и противником монархии. Он выдал старшую дочь Барб-Николь за сына другого состоятельного мануфактурщика из Реймса господила Клико. Семья Клико тоже занималась текстилем, но также и торговала вином — скупала бочки у производителей в Шампани и перепродавала их в другие регионы Франции и немного за границу. В то время это была стандартная схема ведения бизнеса — виноградарям важно было быстрее сбыть вино, чтобы освободить склады для новых бочек и не нести ответственности за испорченный продукт. По бутылкам вино тогда практически не разливали, все бутылки делались вручную, были очень хрупкие и разного размера. Кроме того, до 1720 года Реймсе закон не разрешал бутилировать вино.

Франсуа Клико, молодой супруг Барб-Николь, решил реформировать семейный винный бизнес. Во-первых, он собрался заняться экспортом, во-вторых решил, что выращивание винограда и производство вина тоже должна делать его компания. В качестве свадебного подарка они с Барб-Николь получили солидные угодья и в том числе виноградники. В 1801 году Франсуа решил, что в общем объёме продаж его собственное вино должно составлять четверть. Кроме того, он задумал производить дорогое бутилированное вино — вино в бутылках можно было продать в три раза дороже, чем точно такое же, но в бочках.

Чтобы найти клиентов в конце XVIII-начале XIX века, нужно было ехать к ним со своим вином и проводить дегустацию — трястись месяц в карете, ночевать на сомнительных постоялых дворах, страдать от холода, насекомых, длинной дороги, разлуки с семьёй. Пока Франсуа и его агент по продажам Луи Бона пытались убедить важных господ в Европе заказывать их вино, Барб-Николь растила младенца и приглядывала за продажами на местном рынке. По утрам она ходила проведать виноградники — чтобы получить хорошее вино, собирать урожай нужно на рассвете, когда ягодны влажны и тяжелы от выпавшей росы. Это было её любимое время дня, так она писала в письмах к мужу.

Выращивать и перерабатывать собственный виноград супруги Клико решили после того, как Наполеон, уже став императором, посетил Шампань, остановился в отеле отца Барб-Николь и сообщил, что собирается развивать французское виноделие. Известно, что Наполеон покровительствовал семье Moёt, которая производила в том числе несколько десятков тысяч бутылок игристого в год. Император ценил пузырьки и считал, что винное дело может поправить экономику страны, пошатнувшуюся после революции и очередного витка Англо-французской войны, который закончился в 1802 году. Чтобы подстегнуть рынок, Наполеон заказал химику и министру внутренних дел Франции Жану-Антуану Шапталю трактат о производстве вина.

Труд «Искусство изготовления, хранения и совершенствования вина» считается классической работой по виноделию и советы оттуда до сих пор используются. Для начала XIX века это была революционная работа, регламентирующая и стандартизирующая многие процессы, ранее нигде не записанные и передающиеся от отца к сыну. У супругов Клико, конечно, был экземпляр трактата, и они тщательно следовали всем рекомендациям. У Барб-Николь, кстати, обнаружился талант к купажированию вина — она была великолепным дегустатором и различала очень тонкие оттенки вкуса, это позволяло составлять изысканные букеты из разных сортов винограда, выросших в разных условиях.

Вообще то, что Барб-Николь занималась бизнесом вместе с мужем, было исключением из правил. Если при Людовике XVI примеры женщин-предпринимательниц и жён, участвующих в управлении семейными компаниями, встречались, то при Наполеоне дамам, особенно знатным и состоятельным, предписывалось заниматься подобающими благочестивыми вещами — благотворительностью, рукоделием, образованием детей, балами и приёмами. Женщина должна была быть безымянным украшением света, если чьё-то имя было на слуху — это вызывало кривотолки. Единственное исключение делалось для вдов. Вдовы, с одной стороны, обладали уважением и социальным статусом замужних женщин, с другой, получали право вести дела как мужчины. В винной индустрии как раз было довольно много вдов, которые выращивали виноград, делали вино и продавали его дистрибьюторам. Причём многие из них занимались именно игристым — сегмент рынка был настолько мал, а производство было таким рискованным, что мужчины из больших винных домов просто не хотели тратить на это свои силы.

Франсуа за несколько лет работы испытал, кажется, все тяготы на себе. Он договорился о поставках в Великобританию — там во время войны французское вино было под запретом, и англичане истосковались по нему, поэтому делали щедрые заказы. Но в 1803 году война началась снова, и торговать с Англией опять стало сложно. Лето 1802 года было очень жарким, 80% бутылок с шампанским полопались в погребах, не выдержав высокой температуры. Луи, торговый агент, который работал с семьёй Клико, поехал в Германию, а затем в Россию, рассчитывая на хорошие продажи, но обманулся в своих ожиданиях — немцы и русские заказали куда меньше вина, чем он рассчитывал. Всё это нагоняло тоску на Франсуа. Он вообще был склонен к меланхолии, хотя между приступами был энергичным и весёлым человеком. Вероятно, современные психологи диагностировали бы у него биполярное расстройство. В 1805 году он подхватил тиф и скончался в муках. Барб-Николь стала его единственной наследницей.

В каком-то смысле ей повезло, ни у неё, ни у Франсуа не было братьев. Возможно, если бы в семье были другие молодые мужчины, Барб-Николь даже не задумалась бы о том, чтобы взять дело в свои руки и просто вышла бы второй раз замуж, как хотел её отец. Через месяц после смерти Франсуа, в Реймс примчался Луи (по тем временам он очень быстро, почти молниеносно добрался из Санкт-Петербурга) и начал уговаривать вдову Клико не бросать предприятие. Ему наконец удалось завязать нужные знакомства в России, и он надеялся конвертировать их в хорошие продажи. Так вдова Клико начала превращаться в бренд.

Ещё одна попытка

Свёкор, старик Клико, поддержал невестку и познакомил её со старым другом, предпринимателем Александром Жеромом Форно. Вместе они с Барб-Николь вложили в предприятие 80 000 франков. В пересчёте на сегодняшние доллары это около $2 млн. В те времена рабочий получал около 400 франков в год ($8 000), продавец — около 20 000 в год. Клико вложила три четверти этой суммы, её компаньон инвестировал остальное — в основном вином и средствами производства. Теперь компания продавала практически только собствнное вино, только четверть брала на реализацию у окрестных фермеров.

В 1806 году бизнес-климат во Франции был довольно суровым. В 1803 году начались наполеоновские войны, император с 1805 года противостоял коалиции, в которую входили Англия, Россия, Швеция и Неаполь. Многие дороги были перекрыты, страны вводили санкции друг против друга, правила игры менялись часто, так как соседи поддерживали то одну сторону, то другую. В этих условиях Клико собрала заказы на 55 000 бутылок шампанского ($3 млн по сегодняшнему курсу). Везти их партнёры решили через Амстердам — Голландия была нейтральной страной, из порта в Амстердаме корабли уходили во все концы Европы и в Россию.

Вместе с грузом поехал Луи Бон, и удача подвела его — не хватило не то что дней, часов на отплытие гружёных кораблей. Амстердамский порт закрылся в связи с военным положением, французские суда не выпускали, и вино застряло на складе. Надежды на то, что блокаду снимут скоро, быстро таяли. Лето снова выдалось жарким, и товар Клико испортился. Вдова терпела колоссальные убытки, мало того, что её вино не удавалось продать, приходилось оплачивать дорогой склад и держать зафрахтованное судно под парусами на случай, если блокада падёт. Отправить груз можно было контрабандой на английском или американском корабле, но был риск потерять всю партию — шампанское в таком большом количестве можно было везти только из Франции, а император запрещал торговать с врагами.

Ситуация осложнялась тем, что сам рынок рушился. Война выкачивала деньги из Европы — шампанское уже никого не интересовало, было не до роскоши. Бон доехал до России и благодаря своим связям разузнал, что императрица Елизавета Алексеевна в положении — появилась надежда, что наконец родится наследник престола, и по этому случаю будет устроен пир, без игристого вина обойтись не получится. Но увы, родилась девочка, которая скоро скончалась — продать вино не вышло. Бона тем временем обвинили в шпионаже на Наполеона и чуть не сослали в Сибирь, свою работодательницу он постоянно предупреждал в письмах, чтобы она не касалась политики и писала только о делах, ведь его свобода и жизнь под угрозой. Доставить 50 000 бутылок в Санкт-Петербург удалось только в 1808 году.

Когда между Францией и Россией, где вдову Клико уже хорошо знали и успели полюбить её вино, установился хрупкий мир, снова подвела природа — 1809 год выдался неурожайный, и в 1810 партнёр покинул Барб-Николь. Она задумалась о ликвидации предприятия, но на этот раз её уговорил не сдаваться отец. Он прокредитовал дочь, которая теперь осталась одна не только в семейной жизни, но и в бизнесе, и Клико сумела купить 10 000 бутылок, 125 000 пробок и шесть дюжин бочонков на 30 000 франков. Она стала независимой знатной женщиной, которая в одиночку управляла достаточно крупным интернациональным бизнесом — выдающийся пример для наполеоновской эпохи.

Читайте также:  Темрюкский коньячный завод - качество, проверенное годами

Первое, что сделала вдова, когда стала единственной главой собственной фирмы — навела порядок в счетах и бухгалтерских книгах. Второе — переориентировалась на местный рынок, снизила долю дорогого, но ненадёжного шампанского и увеличила долю простых, но качественных домашних столовых вин. К декабрю 1810 года, когда вдове Клико исполнилось 33, она практически рассчиталась с долгами предыдущего совместного предприятия, вернула себе старых поставщиков и клиентов, распродала изрядную часть своего добротного вина французам для празднования Нового года. Встречая 1811 год, она была готова к тому, чтобы он принёс ей удачу. И он принёс.

Счастливая звезда

Пьер Безухов наблюдал комету, «которая предвещала, как говорили, всякие ужасы и конец света», когда ехал по ночной Москве. Она появилась над Пречистенкой, и Пьер «радостно, мокрыми от слёз глазами, смотрел на эту светлую звезду». Шампанское, произведённое в 1811 году, встречается в «Евгении Онегине», в романе Валентина Пикуля «Каждому своё» и в других произведениях. Это, конечно, вино «Вдова Клико». Барб-Николь наконец повезло — лето выдалось нежарким, вино и шампанское 1811 года получились невероятно прозрачными, с медовым привкусом. Пролетавшая над виноградниками Большая комета добавила ему загадочности (и прибавила несколько десятков франков к цене). Бутылки этого урожая Клико считала жемчужинами своего производства.

К сожалению, политическая обстановка снова не позволяла надеяться продать их по той цене, которую они заслуживали. На самом деле, в 1812 году Клико удалось продать всего 80% от того количества вина, которое смог в 1805 году продать её несчастный муж. А ведь тогда он захворал и умер от того, что переживал из-за коммерческой неудачи.

К концу 1813 жители Реймса обнаружили войну у своего порога. Клико была в отчаянии — её подвалы были переполнены вином, которое не удавалось сбыть. Она с ужасом ждала, когда злые, голодные военные — не важно с какой стороны — войдут в город и разграбят её хранилища. Это будет означать полное разорение. Больше всего она опасалась за то самое шампанское 1811 года, которое почти созрело и в мирное время принесло бы баснословный доход. Когда русские наконец пришли, оказалось, что это вовсе не озверевшие орды дикарей. Князь Сергей Александрович Волконский, майор Архангельского полка, был назначен комендантом Реймса, он запретил грабежи и строго следил за порядком. Когда он покидал город после перемирия, городские власти поднесли ему ларец, усыпанный бриллиантами, в благодарность за мудрость и справедливость.

Офицены российской армии не забирали, они покупали вино у Барб-Николь. Да, многие делали это в долг, но вдова Клико охотно ссужала им бутылки. Она рассматривала это как инвестицию — скоро они вернутся домой и станут заказывать у неё дорогое шампанское на праздники и годовщины. Ирония состояла в том, что все эти годы вдова Клико гонялась за покупателями и ненавидела войну, которая не позволяла торговать ей в полную силу. А теперь война сама привела к ней армию клиентов. Кстати, её конкурент Жан-Реми Моэт тоже понимал, как важно угощать военных: «Эти офицеры, разоряющие меня сегодня, принесут мне состояние завтра», — писал он в своём дневнике.

Светлая полоса

Комета как будто принесла вдове Клико долгожданную удачу — все авантюры стали ей удаваться. Весной 1814 года она решилась контрабандой отправить партию лучшего шампанского в Кёнигсберг, где русская знать праздновала день рождения царя. Бутылки доехали в целости, и их раскупили ещё в порту за взвинченную цену. Её корабли больше не попадали в кораблекрушения, покупатели сами находили её и требовали всё больше и больше вина. Главным рынком сбыта на несколько лет стала Россия, но именно в Европе вдову назвали Grande Dame — Великая Дама. С 1790 года по 1830 продажи шампанского выросли в мире на 1000% — с нескольких сотен тысяч бутылок в год до 5 млн. И заслуга Барб-Николь в этом была колоссальная. Вдова Клико была единственной женщиной-мануфактурщицей с огромным объёмом производства и широкой торговой сетью.

Вдова придумала подавать шампанское в узких высоких бокалах — раньше его пили из приплюснутых креманок — и эта посуда скоро вошла в моду по всему миру. Она первой из производителей начала клеить на бутылки яркие этикетки, чтобы покупатели отличали её вино сразу и безошибочно — фирменный оранжевый цвет выбрала именно она. Наконец, Барб-Николь изобрела метод избавления от осадка — ремюаж, которым пользуются до сих пор. Именно Клико придумала шкаф, в котором все бутылки со зреющим шампанским должны стоять горлышком вниз под разным углом и процедуру, согласно которой периодически их нужно вынимать, переворачивать и вставлять в другие гнёзда под новым углом.

Клико была исключительной женщиной, талантливым бизнесменом и изобретателем, но она не была феминисткой. Клико вполне разделяла точку зрения общества на женщин и считала, что им лучше бы сидеть замужем, свою дочь до бизнеса она не допускала и завещала всё дело Эдуарду Верле, управляющему, которого наняла, когда начала стареть и слабеть. Она считала, что всех успехов добилась вынужденно — если бы не смерть мужа и не отсутствие других молодых мужчин в семье, она выбрала бы себе более подходящее женщине занятие. Тем не менее пример этой женщины, построившей целую империю в исключительно сложных обстоятельствах, должен вдохновлять каждого.

Самые важные новости и лучшие тексты — в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь!

Наследство веселой вдовы. Как изобретали знаменитые сорта шампанского

Сложно представить, но игристое стали производить. от бессилия: просто потому что климат не позволял производить вино, достойное бургундских образцов. Виноград не вызревал до нужной степени, и напитки не получались плотными и насыщенными. Да и с хранением бутылок тоже возникали проблемы. Осенние холода прерывали процесс брожения, и не весь сахар превращался в спирт. И с наступлением теплых весенних дней вино начинало бродить по новой. Конечно, сосуды с ним взрывались.

Эту проблему решил монах — дом (т.е. господин) Пьер Периньон. Он стал использовать стеклянные бутылки и закрывать их корковой пробкой, а не деревянной затычкой или промасленной тканью. Вино начинало играть, а углекислый газ обогащал напиток. Так появилась технология производства шампанского. Впоследствии эта технология изменялась, совершенствовалась, дорабатывалась, но основы ее придумал именно Периньон. Неудивительно, что в честь него назвали знаменитый напиток. В день рождения шампанского мы решили вспомнить самые лучшие и известные бренды этого вина.

«Дом Периньон»

С 1936 года компания «Моэт и Шандон» начала продажи эксклюзивного вина «Дом Периньон». Вообще-то само вино появилось еще в 1921 году, но Великая депрессия не пустила его к покупателям. Dom Pérignon Prestige Cuvee — это исключительно миллезимное шампанское (т.е. из винограда определенного года, который указывается на этикетке). Миллезимы — наиболее ценные и дорогие вина как среди игристых, так и среди тихих.

Даже сложные военные и послевоенные годы не помешали выпускать престижное «Дом Периньон» заметными партиями. Обеспеченные люди всегда будут покупать лучшие напитки — не сомневались производители и не прогадали: «Дом Периньон» теперь один из самых узнаваемых и любимых брендов игристого. Бутылка вина 750 мл стоит от 12000 р.

«Моэт-Шандон»

В 1743 году Клод Моэт основал свой дом шампанских вин, и уже через несколько лет он стал постоянным поставщиком двора Людовика XV. Шампанское «Моэт» обожала фаворитка короля мадам де Помпадур, а вслед за ней и вся знать дореволюционной Франции. В XIX веке шампанское подавалось при дворе Наполеона и было обязательным атрибутом праздников. И это несмотря на то, что фирменный знак марки, красная круглая печать с черным бантом, появился гораздо позже — в 1886 году. А в XX веке компания сделалась официальным поставщиком Ватикана.

Такое признание неудивительно, ведь шампанское «Моэт-Шандон» отличает незабываемый гармоничный вкус, который достигается благодаря старинным рецептам и технологиям, но, увы, компания держит их в секрете. Бутылка вина 750 мл стоит от 4500 р.

«Вдова Клико»

В 1805 году умер Франсуа Клико, сын владельца винодельни Clicquot. Его жена, Барб-Николь Понсарден взялась за развитие семейного дела. И если бы не она, мир был бы лишен одной из лучших марок игристого. Барб придумала технологию ремюажа, которую используют сейчас подавляющее количество производителей. Ремюаж — это способ избавления игристого вина от осадка. Бутылки с вином помещают под углом 45 градусов и постепенно в течение многих дней поворачивают. Благодаря этому осадок собирается на пробке, а напиток получается кристально чистым.

Продукция вдовы Клико была признана при дворах европейских монархов. Якорь на фирменной этикетке вина — символ первого путешествия этого шампанского в Российскую Империю. Проспер Мериме писал: «Вдова Клико напоила Россию. Ее вино называют здесь “кликовское” и не пьют ничего другого». Бутылка вина 750 мл стоит от 5000 р.

История дома шампанских вин Mumm началась в 1827 году. Братья Мумм основали в фирму P. A. MUMM et Cie. В названии содержались инициалы их отца — торговца вином из Золингена. В 1853 году предприятие возглавил их потомок Джордж Герман. Дом был переименован в G. H. MUMM et Cie., как и называется до сих пор. Новый владелец вложил много сил в производство. В 1875 году он зарегистрировал визитную карточку дома Мумм — кюве (сок от отжима винограда) «Кордон Руж». Этикетки этого напитка стали украшать теперь уже традиционной красной полосой, обозначающей ленту Почетного Легиона. Принадлежность к ордену — высший знак отличия, почёта и официального признания особых заслуг во Франции.

Шампанское MUMM действительно ценили. К началу XX века дом стал официальным поставщиком Английского королевского двора. Для Европейских монарших особ было создано еще одно кюве — Champagne des Souverains. Также именно его стали первым экспортировать в США.

Как вдова Клико напоила Россию: дореволюционная история шампанского

В начале XIX века дом Клико продавал в России до 90% всего произведённого шампанского, а в начале XX века игристое князя Голицына одолело французских конкурентов на слепой дегустации в Париже. Без преувеличения можно сказать, что с шампанским у русских всегда были особые отношения, вспоминают историки Ольга и Павел Сюткины в преддверии Всероссийского дня трезвости 11 сентября.

” />

Коллаж © L!FE. Фото: © РИА Новости/Сергей Мальгавко// © Wikimedia Commons

Пенные напитки упоминаются в нашей истории давным-давно. Другое дело, что там это мёды, пиво. А вот лёгкие вина — шампанское и его аналоги — относительно недавнее приобретение русского стола. При этом трудно назвать другой иностранный продукт (за исключением, пожалуй, картофеля), который стал бы столь популярен у нас сначала среди обеспеченной, аристократической публики, а потом превратившись в поистине народный напиток.

Русские корни игристого

Первое подобие игристых вин появляется у нас ещё в конце XVII века. На Кубани в Цимлянской и Кумшатской станицах традиционно получались такие “газированные” естественным образом хмельные напитки. Впрочем, здесь не следует полностью принимать на веру упоминание о схожести их с шампанским. Во-первых, всё это уже более поздние попытки найти исторические корни этого напитка у нас. Реальных, достойных доверия свидетельств XVII века попросту нет. А во-вторых, степень “шампанизации” цимлянского тоже под вопросом. Известны воспоминания о том, что это было любимое вино атамана Матвея Ивановича Платова. И в кампанию 1812 года он непременно возил его с собой в нескольких бочонках. Думаем, не стоит объяснять, насколько обычные бочонки были способны сохранять избыточное внутреннее давление. В той же Франции ещё в 1728 году Людовик XV издал указ, постановляющий разливать и продавать шампанское лишь в бутылках.

Было время, и в России действительно возлагались надежды на донское виноградарство и казацкое виноделие. А в цимлянском вине пытались разглядеть настоящее “русское шампанское”. Впервые задумался об этом Пётр I, многие годы безуспешно пытавшийся выстроить отношения с Францией. И в какой-то момент, отчаявшись, государь решил попросту делать всё “в пику” этой европейской державе. Шампанское было одним из таких примеров.

Так вот, предание гласит, что Пётр I, проплывая от Воронежа к Азову на кораблях новой флотилии, не раз останавливался на Нижнем Дону и подметил, что местная почва очень подходит для виноделия. Неизвестно, кто подсказал царю эту идею (сам он во Франции до этого не был и знать о тамошних почвах мог немного). Но результат оказался традиционным для той эпохи: Пётр выписал из Франции садоводов и закупил там виноградные лозы. Они были посажены близ селения Цимлы, хорошо принялись и дали неплохой урожай. Первыми опытами донского виноделия Пётр оказался доволен. И после поездки по Европе и посещения Парижа он послал французским ветеранам в Дом инвалидов несколько бочек своего донского вина.

Коллаж © L!FE. Фото: © Flickr/tigercop2k3// © hellenicaworld.com

Знакомство с французским шампанским

Трудно сказать, какое французский опыт оказал тогда воздействие на донскую практику виноделия. Полагаем, что не очень существенное. Гораздо большее значение для нашего понимания тонкостей французского игристого вина имела французская революция. Собственно, это событие вообще во многом явилось серьёзным “фактором ускорения” для нашей отечественной кухни. Ведь множество французских поваров, уставших от обсуждения идей “свободы, равенства и братства”, ринулись с берегов Сены во все соседние страны. И заснеженная Россия могла показаться им тогда “островком стабильности” в бурном море европейских войн и революций.

Читайте также:  Текила с червяком, как правильно пить мескаль

Ещё в 1780 году винодел Филипп Клико отправил на пробу в российскую столицу небольшую партию своего вина. Увы, из-за последовавших в начале века наполеоновских войн “винные” отношения России и Франции возобновились лишь в 1814 году. Именно тогда дом Клико (переименованный уже во “Вдову Клико”) и начал экспансию в Россию. Молодая вдова Барб-Николь Клико-Понсарден благодаря своей предприимчивости и деловым талантам добилась очень важного результата: шампанское стало модным напитком, а в России (ставшей приоритетным направлением его экспорта) превратилось в культовый символ достатка и светской жизни. Объёмы продаж в нашей стране действительно были впечатляющими. Так, в 1825 году, к примеру, “Вдова Клико” продала в России 252 452 бутылки шампанского. Это составляло почти 90% всего её производства.

Проспер Мериме писал: “Вдова Клико напоила Россию. Её вино называют здесь “кликовское” и не пьют ничего другого”.

Первое производство в Крыму

Профессиональная же история русского шампанского начинается в самом конце XVIII века. В 1799 году в крымском Судаке, в доме академика П.С. Палласа были проведены первые опыты по производству шампанских вин. Учёный жил там с 1795 по 1808 год и описал свыше 40 сортов местного винограда. В 1804 году он создал здесь первое в России казённое училище виноградарства и виноделия, быстро ставшее центром подготовки соответствующих специалистов. Экспериментируя с купажами и технологиями, Паллас постепенно начал изготовление крымского шампанского в масштабах, позволяющих заявить о себе на рынке российских столиц.

Но это была, конечно, лишь капля в море всякого рода цимлянских и розовых суррогатов, а чаще просто непрофессиональных домашних вин. Однако спрос определяет предложение. И желание пить хорошее игристое вино не покидало наших соотечественников. Просто не будем забывать, что параллельно существует и импорт хорошего шампанского из Франции . И ввоз этот постоянно растёт. Так, в 1880 году через русские порты в страну прибыла 1,1 миллиона бутылок этого напитка. В этой связи попытки произвести собственный качественный продукт предпринимались всё чаще. Среди тех, кто пытался сделать это, граф (с 1845 года — светлейший князь) Михаил Семёнович Воронцов.

Уже с 1840-х годов известно игристое вино “Ай-Даниль”, выпускаемое в его крымском имении. “Только у графа Воронцова все части хозяйства подвигаются вперёд, — пишет журнал “Библиотека для чтения” в 1845 году. — Вина свои он сбывает. Доказательство, что они хороши. Массандровское и ай-даниельское шампанское могли бы идти за эпернейское, если бы заткнуть бутылку пробкою с французскою фирмою. Но граф Воронцов продаёт свой товар лицом и не хочет, чтобы его вина пускали в ход под ложными наименованиями”. Собственно, М. Воронцову развивать местное производство и по должности было положено. Ведь с 1823 года он — новороссийский генерал-губернатор, в сферу ответственности которого входила практически вся южная Россия (от Екатеринославской губернии до Бессарабии).

История нередко создаёт комичные ситуации. И здесь тоже не обошлось без них. Два любителя шампанского, запомнившихся историкам в том числе и этой их страстью, оказались соперниками в начале 1820-х годов в Кишинёве. “Полумилорд, полуподлец” — помните эти стихи Пушкина? Они ведь о нём, о Воронцове:

Полуподлец, но есть надежда,

Что будет полным, наконец.

В том, что уж там произошло между Александром Сергеевичем и супругой графа Елизаветой Ксаверьевной (урождённой графиней Браницкой), сегодня трудно разобраться. Да, главное, и не нужно. Просто в какой-то момент их интрига оказалась достоянием гласности, что не стало приятным ни для кого из двоих мужчин. И если Воронцов был скован должностным этикетом и служебными обязанностями, то Пушкину ничто не мешало излить свои эмоции в поэтической строке, чем он и воспользовался в полной мере.

Но оставим интриги той поры, а сами вернёмся к шампанскому, для производства которого Михаил Воронцов сделал немало, о чём говорят его современники.

Коллаж © L!FE. Фото: © Flickr/tigercop2k3

Бесценный вклад Голицына

Крымская война и севастопольская кампания 1855 года серьёзно подорвали винодельческую отрасль на полуострове. А последствия поражения ещё долго сказывались на финансах и торговле страны. Может быть, поэтому на 10–15 лет качественное русское шампанское стало лишь воспоминанием о блистательном прошлом.

Главным двигателем его возрождения стал князь Лев Сергеевич Голицын (1845–1915). Деятельность его трудно переоценить. Начав со скромного виноградного хозяйства под Феодосией, он в конце XIX века основал посёлок Новый Свет (до 1912 года именовался Парадиз), “градообразующим предприятием” которого был завод шампанских вин. И здесь важно понять, с каким “багажом” подошёл Лев Сергеевич к крымскому этапу своей жизни. Может быть, главным здесь является его разностороннее образование. Ещё с детства он знал польский, французский и немецкий языки. В 18 лет отец отправляет его учиться во Францию, где в 1862 году он оканчивает Парижский университет со степенью бакалавра. Трёхлетняя служба в Министерстве иностранных дел стала лишь прелюдией к поступлению на юридический факультет Московского университета. В 1872–1874 годах он продолжает образование в Лейпциге и Гёттингене. Уже тогда он заинтересовался опытом приготовления виноградных вин, для изучения которого снова отправляется во Францию. А потом были Крым и Парадиз.

Основоположник русского виноделия в Крыму, основатель Дома шампанских вин

Именно там он закладывает питомник, где выращивается несколько сотен сортов винограда (местного и привезённого из-за границы). Его триумф состоялся в 1899–1900 годах. 60 тысяч бутылок, казалось бы, маловато для России (напомним, что импорт французского шампанского достигал в эти годы одного миллиона бутылок). Но именно этот ограниченный “тираж” и сделал славу Голицыну и сохранил его имя потомкам. В 1900 году на Всемирной промышленной выставке в Париже именно эта партия была представлена от России. Получить иностранцу премию за собственное шампанское во Франции? Даже сегодня это кажется нереальным.

И всё-таки чудо произошло. “Слепая” дегустация среди экспертов выявила победителя. Все бутылки участников были завёрнуты в фольгу так, чтобы названия их нельзя было прочесть. Когда граф Шандон, председатель жюри, попросил очистить бутылку победителя (причём единогласно получившего все голоса конкурсной комиссии), мало кто сомневался, что будет оглашено французское имя. — Noviy sviet. Le prince Golitsyn, — прочитал он, не веря своим глазам.

К сожалению, работы Голицына не получили серьёзного развития. Это объяснимо. Виноградные сады, налаживание производства, системы доставки и распределения — всё это требовало огромных средств. Их попросту не было. И голицынское шампанское так и осталось любопытным артефактом, напоминанием о том, что рождающиеся в России “левши” имеют общую судьбу. В 1913 году в связи с ухудшением здоровья, затруднительным финансовым положением, желая сохранить уникальное хозяйство, Л.С. Голицын принёс в дар Николаю II часть своего имения Новый Свет с землёй (113 га), коллекцией вин, заводом шампанских вин и подвалами.

Но шампанское — удивительный продукт. Несмотря на последующую мировую войну и революцию в России, оно возродилось, пусть и утратив налёт изящества и избранности. Ведь именно в СССР шампанское стало поистине народным напитком, который присутствовал на столе любого из наших сограждан. Впрочем, это уже совсем другая история.

Вдовы Шампани

Large_widow1

Один из наиболее интересных и загадочных аспектов в истории Шампани – число вдов, которые после смерти своих мужей не только взяли на себя руководство своих семейных фирм, но и значительно преуспели в этом, улучшив как само вино, так и имидж шампанского

Это особенно примечательно еще и тем, что в мире в целом и во Франции в частности, вплоть до окончания Второй мировой войны женщины очень редко занимались бизнесом, в том числе и винным.

La Grande Dame

Наиболее знаменитую вдову Шампани, Barbe-Nicole Clicquot Ponsardin (Барб-Николь Клико Понсарден) часто называют “La Grande Dame”. Она овдовела в 1805 году в возрасте 27 лет после семи лет замужества. Ее муж, Франсуа Клико (Francois Clicquot), умер от неожиданной лихорадки, когда ему исполнился всего 31 год. Незадолго перед смертью он инвестировал все свои деньги в собственную фирму и Madame Clicquot, с трехлетней дочерью на руках, не имея никакого опыта в винной сфере, или вообще в каком-либо бизнесе, шокировала винный мир Реймса, взяв управление семейной фирмой в свои руки – неслыханное дело для женщины в то время. При этом она сделала несколько очень умных шагов:

Первой после наполеоновских войн освоила привлекательный и лакомый российский рынок. В 1820 году на Россию приходилось 65% всего экспорта фирмы

Наняла себе отличного винодела Antoine Műller, с помощью которого придумала технику ремюажа, используемую до сих пор (идея заключалась в том, что для того, чтобы избавиться от осадка из мертвых дрожжей в бутылке, ее надо наклонить горлышком вниз и постепенно увеличивать угол наклона так, чтобы этот осадок сполз на внутренную сторону пробки. После эта пробка быстро удаляется вместе с накопившимся осадком).

Приняла на работу честнейшего бизнесмена, Edouard Werlé, который проработал на вдову более 50 лет, став в конце концов ее партнером. При помощи Werlé вдова Клико освоила новые рынки по всему миру. Ими был основан великий Дом шампанского Veuve Clicquot Ponsardin. Когда Madame умерла в 1866 в возрасте 89 лет, она оставила его Werlé, своему преданному партнеру и другу.

Madame Louise Pommery

Если вам посчастливится посетить район Шампань, то непременно посетите Дом шампанских вин Pommery в Реймсе. Его готическая архитектура и удивительные подвалы галло-римских времен – все это наследие другой «шампанской вдовы», Louise Pommery (Луиза Поммери). Ее муж, Louis Pommery, который купил фирму в 1856 году, умер два года спустя. Ей в то время было 39, двое детей на руках, один из которых был еще совсем маленьким. Луиза никогда не занималась никаким бизнесом, однако, уступив просьбам партнера ее умершего мужа, Narcisse Greno, который хорошо знал ее способности, она решила попробовать. А вскоре сам Greno вышел из бизнеса из-за проблем со своим здоровьем.

С 1858 Louise Pommery, подобно вдове Клико, начала превращать маленькую фирму в процветающее производство, одно из лучших в Шампани. Первым важным ее решением было полностью сосредоточиться на производстве шампанского. До этого фирма Pommery & Greno делала только тихие красные вина. Второй правильный ее шаг состоял в том, что она решила сосредоточить свои усилия на английском рынке, в отличие от вдовы Клико, сделавшей свое состояние на русском. До сих пор Англия остается крупнейшим экспортным рынком для шампанских вин.

После посещения Британии она начинает 8-летний проект строительства пяти впечатляющих зданий на участке, купленном в Реймсе, причем моделями для них послужили дома, виденные ею в Англии и Шотландии. Под этими сооружениями расположена серия из 120 прекрасных подвалов, выкопанных еще во времена правления здесь римлян, и соединенных тунелями.

Наибольшим достижением Луизы Поммери считается то, что в 1874 году в ее фирме произвели Pommery Nature Champagne, которое было поставлено на английский рынок пятью годами позже. Это было первое шампанское категории «брют», очень сухое, а ведь в то время наибольшим спросом пользовались очень сладкие виды. Вино 1874 года произвело фурор в Британии (да и сегодня шампанское «брют» самый популярный тип этого вина). В том же памятном 1879 году Madame Pommery выдала замуж свою дочь, тоже Луизу, за принца Guy de Polignac из старинной и благородной французской семьи. Их потомок, принц Alain de Polignac, работает виноделом в компании Champagne Pommery.

Madame Louise Pommery возглавляла компанию Pommery & Greno 32 года, в течение которых постоянно увеличивала площади виноградников хозяйства. Кроме того она первой в районе создала пенсионный фонд для своих рабочих и основала сиротский приют в Реймсе. Она умерла в 1890 в возрасте 72 лет.

Сегодня в память о ней фирма выпускает два Prestige Cuvées: Cuvée Louise и довольно редкое Cuvée Louise Rosé.

Madame Lily Bollinger

Ее муж, Jacques, умер в наиболее неблагоприятное время (хотя смерть всегда приходит не тогда, когда надо) – в 1941 в возрасте 47 лет. Мировая война шла уже второй год и к тому времени германские войска оккупировали город Aÿ, где была расположена фирма Bollinger (Болленже) Champagne. В возрасте 42 лет Madame Jacques (Мадам Жак), как все называли ее, возглавила компанию и не только сумела провести ее через три тяжелых военных года немецкой оккупации, но и удержать на плаву в сложное послевоенное время. Неустрашимая женщина, она сумела спасти свои винные подвалы от разграбления немцами, не боялась конкуренции с другими производителями и добилась удвоения объема продукции за те 36 лет, что она стояла во главе своего бизнеса (правда в последние шесть лет своей жизни она передала управление компанией своему племяннику).

В отличие от двух предыдущих вдов, Lily Bollinger имела одно преимущество: пока был жив ее муж, в течение 18 лет их совместного брака он научил ее основным азам шампанского бизнеса. Кроме того, она оказалась прекрасным винным дегустатором.

Читайте также:  Коктейли с гренадином: состав, рецепты приготовления

Многие местные жители запомнили ее ежедневно и неутомимо вращающей педали своего велосипеда от виноградника к винограднику. Она настаивала на традиционном методе производства вина, не хотела переходить на емкости из нержавеющей стали, предпочитая им проверенный поколениями метод использования дубовых бочек для ферментации тихих вин. Lily Bollinger умерла в 1977 году в возрасте 78. Сегодня Дом Bollinger один из лучших в Шампани, и во многом это заслуга целеустремленной, хорошо организованной, энергичной натуры его бывшей владелицы «Madame Jacques» – Lily Bollinger.

Camille Olry-Roederer

Дом шампанских вин Louis Roederer сегодня один из выдающихся в Шампани, но его нынешние успех и слава тоже во многом заслуга еще одной сильной и необыкновенной вдовы, Madame Camille Olry-Roederer (Камилла Ольри-Редерер). Камилла не только наследовала фирму шампанских вин Roederer Champagne, когда ее муж Léon Olry-Roederer умер в 1932, но и прекрасную конюшню скаковых лошадей. Так она стала известна всей Европе как благодаря призам, которые завоевывали ее лошади на самых престижных соревнованиях, так еще и тем, что устраивала шикарные торжества по этому поводу, на которых шампанское ее фирмы текло рекой. Она сумела успешно провести оба бизнеса через годы Депрессии и немецкой оккупации. В свое время она купила значительные площади качественных виноградников, и сегодня Дом Louis Roederer обеспечен собственным сырьем на 75%, что является очень высоким показателем для Шампани – компания более основательна в финансовом плане и меньше зависит от покупного винограда.

Madame Olry-Roederer очень много сделала для популяризации и доступности знаменитого Prestige Cuvée своей фирмы Cristal. До революции 1917 года только русские цари имели привилегию пить это Шампанское (очень сладкое в то время). Madame Camille скончалась в 1974, проруководив фирмой в течение 42 лет. Она передала ее своей дочери, а сегодня этот Дом шампанских вин возглавляет ее внук Jean-Claude Rouzaud (Жан-Клод Рузо).

Сразу две вдовы оставили свой след в истории знаменитого Дома шампанских вин Laurent-Perrier

Mathilde Emile Laurent-Perrier

Когда Eugène Laurent умер в 1887, его вдова Mathilde Emile Laurent-Perrier (Матильда Эмиле Лоран-Перье) возглавила фирму. Она поменяла название бизнеса на Veuve Laurent-Perrier – возможно на эту идею ее натолкнул успех компании Veuve Clicquot). Mathilde возглавляла компанию в течении 38 лет и умерла в 1925, не оставив прямых наследников. В течение последующих 13 лет фирма бедствовала, особенно во времена Великой Депрессии. Шампанское в этот период почти не производилось.

Marie-Louise de Nonancourt

Затем другая вдова, Marie-Louise de Nonancourt (Мари-Луиза де Нонанкур), сестра Victor и Henri Lanson, владельцев фирмы Lanson Champagne, буквально спасла имя Laurent-Perrier, купив почти развалившуюся компанию в 1938 для своих сыновей. Но годом спустя разразилась Вторая мировая война, во время которой умер ее страший сын. Его младший брат, Bernard, участник движения Сопротивления, возглавил компанию после войны в 1948. В то время она производила только 7 тыс ящиков вина в год! Сегодня, благодаря Bernard de Nonancourt, компания превратилась в крупнейший семейный бизнес в Шампани с годовым объемом производства в 7 млн ящиков вина. С глазами, устремленными в небо, от него не раз можно было услышать слова «Merci, Mom».

Вот такие они, вдовы Шампани. Волевые, целеустремленные, мотивированные женщины, сумевшие наравне с мужчинами, а часто и лучше них, вести свой бизнес, наращивать производство, совершенствовать технологию, завоевывать новые рынки и, в конечном итоге, оставить свой весомый след в истории этого прекрасного напитка.

Великие женщины-вдовы Шампани

Своей популярностью шампанское обязано трем великим женщинам, которые сумели грамотно и с акцентом обратить внимание на этот замечательный напиток.

Не зря эти женщины являются француженками, ведь Франция издавна считалась страной-эталоном моды и вкуса. Давай подробнее рассмотрим вклад каждой из них.

Французское шампанское

Мадам Клико

История этой великой женщины захватывает сильным характером и стойким упрямством. Николь Барб Понсарден — жена Франсуа Клико — очень рано стала вдовой. Ей было всего 27 лет, когда в ее руках оказалась маленькая дочь и небольшое винное производство мужа. Обладая незаурядным умом и аналитическими навыками, она не сломалась, а только окрепла и с новыми силами продолжила семейное дело под названием бренда «Veuve Clicquot Ponsardin».

Главнейшей ее задачей стало — выход на внешний рынок. В первую очередь это касалось России. Ведь если Российской империи по нраву были сладкие шампанские, то для англичан — более сухие варианты.

Однако этот внешнеэкономический путь был нелегким. Под ее руководством рассылались представители во все страны Европы. Заключаются выгодные контракты, а в России пронесся слух, что если царица родит мальчика, то шампанское будет литься рекой. Задачей стало опередить всех конкурентов и сделать это первыми.

Вдова Клико

Ситуация осложнилась с напряженными отношениями Наполеона и Александром I. Как только первый сложил свои полномочия мадам Клико сразу же отправила первые партии в Россию. Вино разошлось с большим успехом, обогнав такого сильного конкурента как Жана-Реми Моэ (Jean-Remy Moet), чья репутация была намного выше, нежели «Вдовы Клико».

Так как заказы на славное шампанское поступали с большой скоростью, а выдержка напитка длилась два года — необходимо было найти новый способ ускорить этот процесс. Метод двойной ферментации в то время был мало изучен и исследован, поэтому сама Клико спускалась в свои погреба и проводила многочисленные эксперименты по улучшению своего напитка. Так и родился знаменитый метод ремюажа. Она уловила суть процесса: если бутылки при созревании переворачивать горлышком вниз, то осадок будет намного быстрее оседать в саму пробку, а его извлечение не составит особого труда.

Этот секрет производства стал известен лишь в 30-е годы 19 века, когда империя Клико набрала сильнейшие обороты на рынке элитного шампанского, ведь качество не уступало доступности.

Шампанское Veuve Clicquot Ponsardin

Прожив долгую (она умерла в возрасте 89 лет) жизнь, эта женщина смогла оставить след в истории Франции.

Мадам Поммери

Начало империи «Pommery» началось с середины 19 века, когда Луиза Поммери стала вдовой Александра Луи. После смерти мужа эта сильная и властная женщина взяла в свои руки правление Домом шампанского Поммери.

Именно она является создателем новой технологии по производству шампанского брют!

Дом Поммери

Для расширения своей империи вдова приобретает новые земли и засаживает их все новыми и новыми виноградниками. В 1878 году, в своем поместье, мадам Поммери начинает обстройку своих подвалов. Дело в том, что на месте Дома раньше были расположены на глубине 12 метров древние меловые шахты. Поэтому для создания большого и вместительного погреба она сооружает длинную лестницу в 116 ступенек и соединяет все пещеры одним помещением. Сложно представить, но длина этого подвала составляет 18 (!) километров, а температура здесь держится на постоянном уровне в 10 C°.

Увлекаясь искусством и архитектурой, вдова нанимает лучших мастеров для благоустройства своих погребов различной лепниной и барельефной отделкой. В результате винные подвалы стали своего рода музейным местом, где сейчас проводят многочисленные выставки и экскурсии. Некоторые посетители проводят параллель с художественными галереями, ведь хозяйка поместья является и большой поклонницей современного изобразительного искусства, скупая дорогие картины и украшая ими свои помещения.

Шампанское Поммери

Благодаря этой великой женщине, она сумела из 100 бутылок в год уже через пару лет наладить производство до 2 миллионов. И на этом она не собирается останавливаться.

Сегодня этот Дом находится во владении другой фирмы — «Vranken Monopole», которая только удваивает с каждым годом обороты выпуска шампанского и игристых вин.

Мадам Болленже

Дочь офицера — мадам Болленже — рано овдовев, принимает в свои руки правление семейным Домом шампанского.

Этикетка шампанского Болленже

К сожалению, но ее время выпало на годы оккупации, когда все мужчины на войне, а торговля почти полностью перестала функционировать. Однако для мадам Болленже это было своего рода вызовом судьбы. Она стала настоящим руководителем с твердой рукой. Всегда сама выходила к своим виноградникам, грамотно распределяла всю работу между служащими, помогала раненым и пострадавшим семьям.

Болленже отдавала много времени на поиски лучших виноградарей, чтобы те создавали поистине уникальный напиток. Но, как и прежде стиль, тип и характер вина она задавала сама лично. Как и раньше она придерживалась метода винификации и выдерживала шампанское в дубовых бочках. Также вдова решает уделять особое внимание урожайным годам и выпускать вино с маркой R.D., которое долгое время выдерживается на осадке.

Коллекция Болленже

Сейчас шампанское этого бренда популярно как во Франции, так и в других странах: Россия, США, Италия, Великобритания и другие.

Купить лучшее шампанское в магазине «WineStreet»!

Компания Директива рада предложить своим покупателям только самые качественные и элитные алкогольные напитки от проверенных производителей и поставщиков!

Внимательно изучайте наш каталог и выбирайте понравившийся продукт! Быстрое обслуживание не заставит Вас долго ждать!

Другие статьи из рубрики «Интересное об алкоголе»

Все производители алкогольных напитков хотят быть не только известными и покупаемыми, но и необычными. Так появлялись разные виды вин, включая ежевичное и арбузное. Однако венцом поисков уникальной основы для спиртного стал томат. Вы не ослышались, речь идет о томатном вине, набирающем в последние годы популярность.

Коллекционирование вина — это не только хобби, но еще и наука, инвестиции, а также эстетика. Умение правильно выбрать бутылку вина, обеспечить нужные условия хранения и не упустить пик роста ее стоимости не только сложно, но еще и увлекательно. Отчасти поэтому коллекционеры и сами коллекции заслуживают отдельной статьи.

Самые противные алкогольные напитки. Готовы ли вы узнать о самых отвратительных алкогольных напитках? О таких напитках, которые не рискнут попробовать даже любители редкого алкоголя, если они только не самые рисковые в мире люди. Кстати, риску подвергается и их кошелек: экзотика, понимаете ли.

Николь Клико: как предприимчивая вдова завоевывала Россию, или Немного из истории шампанского

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Николь Клико и самый новогодний напиток

Когда-то шампанское считалось уделом простолюдинов, но Николь Барб Клико-Понсардэн сумела превратить дешевое вино с мутным осадком в элитный напиток с изысканным вкусом. Вдова Клико смогла убедить в этом не только французов – в XIX в. она одержала полную победу и над русскими аристократами. Проспер Мериме писал: «Мадам Клико напоит Россию. Здесь ее вино называют «Кликовское» и никакого другого знать не хотят». Как же удалось француженке завоевать Россию?

Вдова Клико и ее знаменитое шампанское

В 1798 г. дочь предприимчивого буржуа Николь Понсардэн вышла замуж за сына другого известного предпринимателя Франсуа Клико. Так было положено начало семейному бизнесу: у отца невесты были виноградники, у отца жениха – винокурни. Но в 1805 г. муж Николь скоропостижно скончался и, к удивлению окружающих, его дело продолжила молодая вдова.

Знаменитое шампанское

В те времена женщин вообще неохотно пускали в винные погреба, говорили: едва женщина приблизится к подвалам, вино превратится в уксус. Искусство виноделия издавна считалось сугубо мужским занятием. Но Николь это не смущало. Название компании «Клико и сын» она поменяла на «Вдова Клико-Понсардэн» и активно взялась за дело.

Николь Клико и ее виноградники

Николь Клико придумала, как избавить вино от мутного осадка: в течение 2-3-х месяцев бутылки держали горлышком вниз под определенным углом. Осадок скапливался в горлышке бутылки, его замораживали и аккуратно доставали. В результате шампанское стало прозрачным. Кроме того, вдова разработала ярко-оранжевую этикетку, украшенную гербом семейства Клико, что несомненно привлекало внимание покупателей.

Этикетка, разработанная вдовой Клико

Через 10 лет, когда напиток завоевал популярность во Франции, вдова Клико принялась штурмовать Россию. Поражение Наполеона неожиданно стало победой Клико. После того, как русские войска вошли во Францию и опустошили погреба вдовы, она снарядила в Петербург корабль «Добрые намерения» с 25 тысячами бутылок своего шампанского. В России товар тут же раскупили по невероятной цене – 12 рублей за бутылку (корова стоила дешевле). Этот хитрый маркетинговый ход с лихвой покрыл ее убытки от разоренных погребов.

Николь Барб Клико-Понсардэн

Русские аристократы закупали шампанское на год вперед, сам Александр I питал слабость к этому напитку. В светском обществе игристое вино называли «веселой вдовой» или «кликовским», в купеческих кругах – «щипаньским» (за нос щиплет). Одно время почти вся продукция винодельни Клико уходила в Россию.

Самый популярный напиток в России XIX века

Одна из экспозиций в Музее вдовы Клико

Конкуренты недоумевали по поводу невероятного успеха компании «Вдова Клико-Понсардэн» в России. Чем только ни объясняли ее триумф – например, тем, что фамильный герб супругов Кликов напоминал якорь – герб Санкт-Петербурга.

Знаменитое шампанское

Николь Клико не обращала внимания на завистников и продолжала трудиться. Замуж она больше не вышла, все силы вкладывала в свое дело. Ее девизом было «шампанское Клико может быть только одного качества – лучшего!». До самой смерти – до 89 лет – энергичная женщина заботилась о винодельне.

Николь Барб Клико-Понсардэн

Самый новогодний напиток

А с историей другого, не менее популярного в России напитка можно ознакомиться здесь: 10 интересных фактов о русской водке

Ссылка на основную публикацию